Где лопух и крапива / “Where Burdock and Nettles”

Russian
Help: Viewing Cyrillic

Где лопух и крапива
вдоль тропинки, сводящей в овраг,
прозябают красиво, —
на растительных нежась коврах,
звонконогий кузнечик
доживает последние дни.

Лета красного вестник,
сколотивший не Бог весть какой
капиталец на песнях,
на заслуженный выйдя покой,
предается обжорству
и медвяную хлещет росу.

Грех — невинный, бесспорно,
проводив загостившихся птиц,
в дни осеннего Порно-
фестиваля рябины стриптиз
скромницы да расстриги-
бузины созерцать – не велик.

Лишь бы жизни хватило
досмотреть до конца, до звонка, —
блекнущее светило
для тебя не померкло пока,
мой кузнечик, мой ангел
поднебесный, мой Анакреон.

Мой Державин, Бетховен
на краю немоты, темноты,
ты безгрешен, — греховен
кто угодно, но только не ты,
и мытариться в райских
коридорах не долго тебе.

Потому как охрана
неподкупная упреждена, —
с распростертыми рано
или поздно, но встретят. Весна
воскресения близко:
зимовать не накладно в раю!

Представляю, как зелен
ты на землю соскочишь, — вокруг
луг цветущий расстелен,
и все тот же в овраге лопух,
и все та же крапива:
как запляшешь тогда? — запоешь!


HELP

  • The Russian poems on this site require Cyrillic fonts. If you have trouble viewing them, please visit the Library of Congress website for resources on how to Russify your browser, or search online for multilingual browser support.
English Translation

Where burdock and nettles,
strewn along a gulley-bound footpath,
vegetate picturesquely,
cuddling on a carpet of greens —
a thigh-chiming grasshopper
lives out his last days.

Red summer’s harbinger,
whose songlets chisel a pittance
(God knows it’s no
fortune!) as an earned rest nears,
he indulges in gluttony
and swigs the honeydew.

As sinners go, he’s innocent —
having seen the migrated flock
home, he’ll behold fall’s porn-
festival, the rowan tree’s modest
striptease, an elder-tree is
a monk defrocked — it’s no biggie.

But if only this life
could suffice to watch it until
the end, the bell’s tolling —
a sunbeam that’s still lingering
for you, my grasshopper, my angel
under heaven, my Anacreon.

O my Derzhavin, my Beethoven
on the brink of muteness, darkness —
you’re sin-free. The sinful
mill around you, whom you’re not
among. You won’t languish
like a claimant in heaven’s hallway.

The reason? A steadfast guard, with
whom you’ve come to an arrangement,
will sooner or later wave
you in with wide arms. Spring’s
resurrection nears:
wintering in heaven’s no expense!

I can imagine you, leaping
green to the ground — all around
a blooming meadow outspread.
The same burdock and nettles are
strewn by that footpath. How will
you dance then? — You’ll sing!

Printed from Cerise Press: http://www.cerisepress.com

Permalink URL: http://www.cerisepress.com/05/13/where-burdock-and-nettles