РИМ / Rome

Russian
Help: Viewing Cyrillic

Где лягушки фонтанов, расквакавшись
И разбрызгавшись, больше не спят
И, однажды проснувшись, расплакавшись,
Во всю мочь своих глоток и раковин
Город, любящий сильным поддакивать,
Земноводной водою кропят, —

Древность легкая, летняя, наглая,
С жадным взглядом и плоской ступней,
Словно мост ненарушенный Ангела
В плоскоступье над желтой водой, —

Голубой, онелепленный, пепельный,
В барабанном наросте домов,
Город, ласточкой купола лепленный
Из проулков и из сквозняков,—
Превратили в убийства питомник
Вы, коричневой крови наемники,
Италийские чернорубашечники,
Мертвых цезарей злые щенки…

Все твои, Микель Анджело, сироты,
Облеченные в камень и стыд, —
Ночь, сырая от слез, и невинный
Молодой, легконогий Давид,
И постель, на которой несдвинутый
Моисей водопадом лежит, —
Мощь свободная и мера львиная
В усыпленьи и в рабстве молчит.

И морщинистых лестниц уступки —
В площадь льющихся лестничных рекб –
Чтоб звучали шаги, как поступки,
Поднял медленный Рим-человек,
А не для искалеченных нег,
Как морские ленивые губки.

Ямы Форума заново вырыты
И открыты ворота для Ирода,
И над Римом диктатора-выродка
Подбородок тяжелый висит.


HELP

  • The Russian poems on this site require Cyrillic fonts. If you have trouble viewing them, please visit the Library of Congress website for resources on how to Russify your browser, or search online for multilingual browser support.
English Translation

The fountain’s frogs croak and stream
but sleep no more and once
awake — gulping mouths and
shells of power, amphibian
water’s murmur — the city lovingly
assents to please the powerful —

slender, summering antiquity, easy
nakedness with greedy looks and trivial
feet — the bridge, the still unravished
Angel, crosses the yellow river on tamed steps.

Naked, deformed, ashen, to a drumming
tumor-growth of dwellings, Rome,
once a cupola of swallows
from its side-streets and its wind-drafts,
now transmutes into a murderous nursery
for Italian blackshirts, brown blood-
hirelings, spiteful wolf-cubs
of dead Caesars…

And your orphans, Michelangelo,
their stone now clothed in shame —
Night, raw from crying, David,
easy youthful innocence,
the bed where Moses stretches
like a cataract — with
freedom’s power and a lion’s measure,
lulled in slavery into silence.

Wrinkled terraces of stairs,
rivers of steps that flow into the squares
where footsteps sound like deeds.
Idle as sponges —
not for a crippled bliss
the sluggish Romans stir.

The Forum-pit has been unearthed,
the Herod gates reopened.
Over Rome he hovers, dictator-
degenerate, who hangs a heavy chin
above his city.

16 March 1937, Voronezh

Printed from Cerise Press: http://www.cerisepress.com

Permalink URL: http://www.cerisepress.com/01/03/rome